gavrasRT

English (United Kingdom)Russian (CIS)

mesoeurazia little banner 02a

Каким должен быть герб Крыма?
 
Княжество Феодоро

Бахчисарай: следы исчезнувшего города

От «Северной» - на север. Встреча с Бахчисараем.
 
Пока мартовское утро раздумывало, обрушиться ли на нас ливнем, или ещё подождать, мы добрались до севастопольской автостанции «Северная», и взяли два билета на север, - до Бахчисарая. «Мы» - это председатель  «Общества Св. Феодора Гавраса», севастопольский журналист и писатель Андрей Васильев, а также автор этих строк, историк и экскурсовод Алексей Гордиенко.
 
…Мелькнул многоводный в эту пору Бельбек, автобус стал неторопливо пробирался по окрестным селам, и у нас было время окончательно проснуться. Казалось бы, ну чего ещё желать от старого знакомого Бахчисарая? Ханский дворец (Хан-Сарай) с Фонтаном слёз и Соколиной башней, а затем Салачик, от которого дорога тянется вверх, мимо скального Успенского монастыря. «Бродилки» по пещерной «крепости драгоценностей» Кырк-Ор, более известной сегодня как Чуфут-Кале. Стандартная схема. Но нет, сегодня наша цель – знакомство с памятниками старого Бахчисарая, которые обычно остаются за пределами  летних экскурсионных вылазок.
 
Первое. Эски-дюрбе, т.е. старый мавзолей близ Ханского дворца. Настолько старый, что уже никто и не помнит, кто же там был погребен.
 
Второе. Дюрбе Диляры Бикеч – поэтический и архитектурный символ старого города.
Рядом – кладбище советских воинов, павших при освобождении Бахчисарая от немецких войск в апреле 1944-го.
 
Третье. Русская слободка – район современных улиц Пушкина и Базарной. Карта обещала нам в конце улицы Пушкина старое русское кладбище времён Крымской войны и армянский монастырь.
 
Четвертое. Несколько чудом сохранившихся дюрбе в районе Азиза Малик-Аштера (именно там был один из городских рынков, убранный после конфликта с татарской частью населения в 2006).
 
Тем временем наш неторопливый транспорт, добросовестно посетив все околосевастопольские и близбахчисарайские села, подкатил к автовокзалу Бахчисарая. Продолжительность поездки автостанция «Северная» - Бахчисарай - минут 70-80. Первым делом изучаем расписание на автовокзале, затем короткий перекур, и - прыжок в местное маршрутное такси № 1. Здесь нет слова «топик», и деньги за проезд – 2 гривны - платят сразу же, при входе. Обычно местный транспорт забит до безобразия, но сегодня нам везет – город выглядит полупустым, он ещё не успел проснуться от зимней межсезонной спячки. Поворот на улицу… конечно же, Ленина, ведущую ко дворцу, и далее – на Салачик, к чуфуткалинским предместьям. От поворота на Ленина начинается протяженное ущелье, спрятавшее часть старого города. Вот как описал в свое время эту улицу, «бахчисарайский Невский проспект», русский путешественник Евгений Марков:
 
«Вот и Бахчисарай!... лежит себе в лощинке, и ни гугу!... Это совершенно по-татарски. Татары такие большие охотники селиться вровень с землёю, чтобы кончика уха не было видно издали. Все их аулы по балкам, по ущельям. И сами дома вдобавок такие низенькие, словно к земле прилегли… Бахчисарай будто в яму насыпан… Им любуются издали, но, въехав в него раз, навсегда теряют охоту въезжать в него. Главная почтовая улица Бахчисарая, длиною версты две, тянется вдоль по скату горы, параллельно ущелью…».
 
Высаживаемся у Ханского дворца. Сегодня  идем мимо, наскоро осмотрев лоток с книгами, картами, сувенирами. Наше приобретение – карта Бахчисарая. Перейдя по каменному мостику несуществующую в этот день речку Чурюк-Су, тут же отворачиваем от дворцовых ворот налево. Пробираемся между «набережной» с одной стороны, и глухой стеной дворца с другой, и выходим на крошечный «пятачок». За нашими спинами остаются торчащие из-за дворцовой стены купола недавно восстановленных (в смысле интерьера, а не функции) бань Сары-Гюзель. Ну а нам,  – вперед, к Эски-дюрбе, по кривой улочке имени Зои Космодемьянской. Металлический купол Эски-дюрбе виден издали, и является хорошим ориентиром.
 
Рисунок 1. Раффе Эски-Дюрбе, 1837
 
 
Ремарка по поводу улочек и их обитателей: почти полное видимое отсутствие людей, и, вместе с тем, огромное, по числу и звуку, количество собачек, собак и собачищ, обитающих в каждом дворе. Увы, по большинству улочек мы, скромные пилигримы, так и шли – шарахаясь от одной стенки к другой. Правда, был и свой плюс - отсутствие летней жары и духоты, что позволяло нам передвигаться, не особо утруждая себя.
 
Эски-Дюрбе.
 
 
Несколько минут быстрой ходьбы от дворца – и мы у Эски-дюрбе, Старого мавзолея, вросшего в землю между дворами частого сектора и фасадом школы № 2. Здание сохранилось на удивление хорошо, хотя ныне оно выглядит заброшенным, а на его крыше растут кустарники. Эски-дюрбе имеет свое лицо: это куб, к которому с востока пристроен дворик, имеющий в своих стенах только окна. Пристройка эта имела, по-видимому, как практическое (дабы не забредали куры и овцы), так и поминальное назначение. Вход в мавзолей украшен каменными розетками.
 
Рисунок 2. Эски-дюрбе
 
 
Эски-дюрбе – единственное из 10 сохранившихся дюрбе Бахчисарая, которое построено из местного желтого камня, а не из белого известняка. О времени постройки дюрбе, его авторе, и его «обитателе», упокоившимся внутри, наверняка ничего не известно. Мавзолей настолько стар, что даже устная традиция не может ответить на эти вопросы. Предположительно время постройки Эски-дюрбе относят к началу XVI века, автором считают кого-то из местных армянских мастеров, ну а «обитателем» - богатого и знатного человека, условно называемого Дере-бей, т.е. «повелитель долины». Забавно смотрится этот осколок крымского прошлого вместе с припаркованной рядом иномаркой.
 
Рисунок 3. Эски-дюрбе
 
Покидаем Эски-Дюрбе, спускаясь по улочке Комсомольцев подпольщиков. Слева остается храм Украинской Православной Церкви Московского патриархата, открытый в частном секторе, и действовавший ещё в советские времена.
 
Дюрбе Диляры Бикеч. Кладбище советских воинов, павших при освобождении Бахчисарая от немецких войск в апреле 1944-го.
 
Мы возвращаемся, но не ко главному входу дворца, а, огибая дворовый комплекс по переулку Историческому, к его западной окраине, дворцовым «задворкам». На улочке, примыкающей ко дворцу, мелькает надпись «Спасибо за чистоту!», под которой – куча мусора…
 
Не задерживаясь, идем вперед! Пожалуй, все путешественники, художники и поэты, посещавшие Крым в XVIII-XIX веках считали своим долгом хотя бы взглянуть на этот памятник. Сегодня же дюрбе обходят стороной большинство посетителей Бахчисарая: проход к нему с территории дворца закрыт, и чтобы найти объект необходимо обойти дворец по кривым бахчисарайским улочкам, на что, не имея плана местности, отважится не каждый. Дюрбе относится к 1764, а его «хозяйкой» считается Диляра Бикеч, любимая наложница грозного Крым-Гирей хана. Знаменитый «Сельсебиль» - Фонтан слез, стоял, скорее всего, именно здесь, и был перемещен на свое нынешнее место, во дворец, уже позднее. Здание дюрбе сохранилось хорошо, оно огорожено современной металлической оградой. Ограда -  не сплошная, и позволяет подойти к дюрбе вплотную, и даже заглянуть внутрь.
 
К дюрбе Диляры Бикеч примыкает угол старого советского кладбища. Здесь лежат солдаты, павшие при освобождении Бахчисарая от немецких войск в апреле 1944-го. На постаменте – танк-«малютка» Т-70. Этот легкий танк был произведен большой серией (большей серией чем он, производился только Т-34), но до наших дней сохранилось очень мало подобных машин.
 
Рисунок 4. Кладбище воинов-освободителей.
 
Рисунок 5. Дюрбе Диляры Бикеч, вид изнутри.
 
Рисунок 6. Пассек. Памятник Диляре, или Марии, 1836.
 
Рисунок 7. Дюрбе Диляры Бикеч, современный вид снаружи.
 
Поход в Русскую слободку. Старое православное кладбище и остатки армянского храма.
 
После короткой паузы мы возвращаемся на ул. Ленина и, окинув прощальным взглядом фасад дворца, двигаемся по этой «магистрали» к памятнику Пушкину. Александр Сергеевич  - хорошая примета для нас, - ведь сразу за его спиной начинается неожиданно длинная улица Пушкинская, сердце Русской слободки Бахчисарая. Здесь до 1783 проживало христианское армянское и греческое население многонационального города, а после 1783 – здесь же формировался русский квартал. Проходим старое красивое здание, в начале ХХ века принадлежавшее «отцу города» купцу-греку Пачаджи, а ныне являющееся ЗАГСом.
 
От него и начинает закручиваться вправо и наверх Пушкинская улочка. Пыхтим по ней метров триста; заборы, собаки, редкие прохожие. Минут через десять мы упираемся в арочные ворота старого православного кладбища времен Крымской войны. Железная кованая решетка «гостеприимно» распахнута. На густом зеленом ковре разбросаны то там, то сям замшелые известняковые плиты с полустертыми надписями.  Здесь покоятся православные - как жители слободки (армяне и греки), так и солдаты и офицеры русской армии. Ведь в годы Крымской войны и Успенский монастырь, и Ханский дворец были обращены в военные госпитали. Бахчисарай (как и многие другие города Империи), принимал тысячи раненых и умирающих защитников Севастополя. Многие из них свой последний приют находили здесь…
 
 
Не торопясь, разглядывая полустертые временем надписи, проходим в дальний угол кладбища, к часовне. Некоторые надгробия привлекают наше общее внимание. Например, надгробие девицы Василисы Мачикати, умершей 18-ти лет от роду, украшенное каменным рельефом в виде креста и чаши. В русскую геральдику чаша попала из религиозного обихода, где она имел значение сосуда для жертвоприношения и символизировала жертвенник или гроб. Изображение чаши постепенно стало знаком памяти потомков об умерших.
 
Рисунок 8. Надгробие Василисы Мачитаки, 19 век.
 
Внимание также привлекали надгробия в виде стоящих вертикально каменных крестов. Почти все надписи начинались словами «Здесь покоится….». Некоторые надписи были выполнены на греческом языке.
 
 
В дальнем углу кладбища – часовня Михаила Архангела. По общей форме она слегка, отдаленно, напоминает Свято-Никольский храм на Братском кладбище на Северной стороне Севастополя, хотя, конечно, сама часовня намного скромнее и проще. Это – часовня-памятник. В её стену вмурована плита с надписью «В память защитникам Севастопольской обороны 1854-1855». Построена часовня была, видимо, после Крымской войны, возможно, к её 50-летнему юбилею (1905), который праздновался, в том числе и архитектурно, широко и с размахом.
 
Рисунок 9. Часовня Архангела Михаила.
 
Руины армянского храма (возможно, армянского монастыря) – прямо рядом с заброшенным кладбищем. Честно говоря, ожидалось что-то наподобие Сруб-Хача, но… мы увидели, конечно, не сам храм, а его остатки остатков. «Памятник представляет собой прямоугольник 11,84 на 9,02 м, в юго-восточной части которого находятся три глыбы известняка с заметными следами вырубок», - сообщает научная публикация. Когда-то в Бахчисарае  была заметная армянская община - 300 семей, но она резко уменьшилась в 1778, после выселения христиан из Крыма (армян – в Ростов-на-Дону), угасая окончательно в течении всего XIX века. Вероятно, тогда же, во второй четверти XIX века, обрушились скальные глыбы храма, лежащие теперь внизу. Восстанавливать же храм было уже некому.
 
Рисунок 10. Армянский «монастырь»
 
 
Наше общее внимание приковал к себе своебразный лапидарий в расчищенной алтарной части, куда зачем-то были собраны отдельные каменные плиты с крестами разной формы начертания. Рядом с ними – иновременные обломки гранита с частично сохранившейся армянской надписью.  Следы правильных, но неоконченных раскопочных работ, - заслуга недавних (1997-2004) экспедиций археолога В.А.Петровского, хотя методы его работы и интерпретация результатов этой работы подвергаются критике других специалистов (М.М.Чореф). Одно можно сказать наверняка – твердых, неоспоримых данных об истории этого места пока явно недостаточно.
 
Рисунок 11. Армянская надпись.
 
Обед и отдых в «Алие».
 
После осмотра кладбища и монастыря мы той же улицей, но уже веселее, под горку, вернулись к «ленинской магистрали» Бахчисарая, к пушкинскому монументу, но тут нас с Андреем подстерег приступ голода. Пожалуй, во всем виновата 3-х километровая прогулка на свежем воздухе. Было решено устроить привал, пообедав в рядом стоящем кафе «Алие». Цены здесь относительно невысокие, обслуживают быстро, вежливо, точно. Обед на двоих обошелся в 95 гривен. Успели также заметить необычный факт высокой заполненности «Алие» - даже в марте, в межсезонье люди целенаправленно идут туда покушать, пообщаться, отдохнуть. Обед занял час, и восстановил наши силы для продолжения путешествия – к Азизу Малик-Аштера.
 
Эски-Юрт. Азиз Малик-Аштера.
 
От кафе «Алие» мы продолжили наше движение по той же улице Ленина, вплоть до памятника татарскому просветителю Исмаилу Гаспринскому. Сразу от памятника – уходим влево, на улочку Серова. Слева остается городское кладбище (ну, день сегодня такой, кладбищенский!), справа – мелькает стадион «Дружба». Улица Серова -  это частный сектор, с грязными лужами и громкими бахчисарайскими собаками. Но зато она кратчайшим путем выводит нас минут через 10 прямо на улицу Фрунзе, центровую в новом городе. Под асфальтом современных улиц – Эски-Юрт, Старый город. Найти несколько дюрбе Азиза относительно просто - все они расположены в одном квадрате бывшего Эски-Юрта, на небольшом расстоянии друг от друга. Но, разглядывая современный город из окна автобуса, догадаться об их существовании весьма затруднительно.
 
Рисунок 12. Азиз, схема из книги Е.В. Крикуна «Архитектурные памятники Крыма»
 
При выходе на Фрунзе необходимо, не переходя её, повернуть налево (лицом в сторону Севастополя, спиной – к бахчисарайскому железнодорожному вокзалу). На пересечении улицы Фрунзе и улочки Гризодубовой -  первое, самое маленькое, и видимо, самое древнее дюрбе – мавзолей Бей-Юде-Султан, дочери Аджаган-бея. Оно расположено в огороде, во дворе частного дома, проход к нему невозможен. При этом дюрбе хорошо просматривается с дороги, что позволяет его сфотографировать. Отличительная черта этого дюрбе – круглый каменный купол. Мавзолей для Бей-Юде-султан соорудил её сын – Мухаммед-шах-бей. Время постройки – вероятно, начало XVI века.
 
Рисунок 13. Мавзолей Бей-Юде-Султан во дворе частного домовладения.
 
Двигаемся дальше, чуть выше по Фрунзе (лицом в сторону Севастополя), и вскоре переходим улицу, напротив магазина «Торговый центр». Нам нужна улочка Буденного, идущая от Фрунзе, между «Торговым центром» и хлебным магазином (кажется, на нем надпись «Лаваш»). Именно здесь, в этом квадрате, и находился зиярет (место почитания) Азиза (мусульманского святого) Малик-Аштера. Центром зиярета был суфийский монастырь – текие, от которого ныне не осталось и следа. Единственное, что напоминает о прошлом – три дюрбе разной формы и сохранности, и один мимбер (место для проповеди), который впрочем, называют и малым минаретом.
 
Сейчас, ранней весной, здесь полное запустение: вокруг лишь грязные лужи и лающие в огородах собаки. А всего несколько столетий назад это место выглядело совсем по-другому:  "Под тремя куполами, крытыми свинцом, лежат, навсегда умолкнув, шахиншахи-ханы. Каждый купол полон света, там есть искусно сделанные подвески и светильники. Каждый такой купол - как будто место сошествия света. Это купола, украшенные 100 видами светильников, курильниц для благовоний, золотых и серебряных подсвечников. Полные света усыпальницы стоят на разноцветных коврах, а вокруг они украшены прекрасными изречениями, написанными изысканным почерком. На местах счастливых голов некоторых падишахов прикреплены плюмажи из перьев журавля. При каждой из усыпальниц есть тюрбедары. Это место паломничества знати и простолюдинов. Все ханы и султаны, их жены и дочери приходят сюда, возжигают амбру и алоэ, происходит благородное чтение Корана в память усопших». (Эвлия Челеби «Книга путешествий, 1666 год).
 
Рисунок 14. Гейсслер. Эски-Юрт, 1793.
 
Ближе и выше всех – «Мавзолей трех ханов», который еще называют дюрбе Мухаммеда II Гирея. Здесь (как и на ханском кладбище во дворике Бахчисарайского дворца) также хоронили ханов. Чаще всего называют имена трех ханов - отца, сына и внука: Мухаммеда II Гирея, Саадета II Гирея и Мухаммеда III Гирея. Все они в свое время (вторая половина XVI – начало XVII вв.) правили, все трое были изгнаны из Крыма, умерли на чужбине и были привезены в Крым  для погребения.
 
Рисунок 15. Мавзолей «Трех ханов».
 
 
Напротив «Мавзолея трех ханов» – стена бывшего городского рынка, перенесенного после конфликта с татарским населением в 2006. Дело в том, что территория рынка  захватила ещё одно дюрбе – Ахмед-бея, что и вызвало протесты татар. Пройти к этому дюрбе можно через узкую щель в заборе, перед которой надпись красной краской «Вход». Дюрбе Ахмед бея отличается простотой геометрических и строгостью геометрических форм – это четырехгранный куб, на вершину которого поставлен восьмигранный каменный барабан. Восьмигранник покрыт современной железной крышей.
 
Рисунок 16. Дюрбе Ахмед-бея.
 
 
Отличительная черта дюрбе Ахмед-бея – вмурованная (в перевернутом виде) в одну из стен плита с арабской надписью. Рядом с удивлением находим еще одну плиту – явно вторичного использования и армянского происхождения. Само название этого дюрбе  - условно: при раскопках у его стен найдена плита с именем Ахмед-бея, тогда как сам он вполне мог упокоиться совсем в другом месте.
 
Рисунок 17. Армянская плита в дюбре Ахмед-бея
 
Там же, у входа на рынок, в закутке стен спрятан небольшой мимбер с 11 ведущими вверх каменными ступенями. Считается, что это – кафедра проповедника, либо даже малый минарет, принадлежавший некогда несохранившейся мечети дервишей. Один Аллах ведает, каким чудом уцелела эта миниатюрная постройка XVI-XVII вв.
 
Рисунок 18. Малый минарет, современный вид.
 
Рисунок 19. Малый минарет и мечеть, начало 20 века.
 
Чуть поодаль, в частном секторе, мы находим ещё один мавзолей – дюрбе Мехмед-бея. Это каменный восьмигранник с металлической крышей. Дюрбе находится в частном секторе, и ограждено металлической сеткой. Сфотографировать его возможно, подойти вплотную – нет.
 
Рисунок 20. Дюрбе Мехмед-бея
 
Возвращение в Севастополь.
 
Весь район Азиза Малик-Аштера мы осмотрели относительно быстро. Насыщенная программа подошла к своему завершению. Пора и в Севастополь. На трехчасовой автобус мы уже не успевали, и, смирившись с перспективой ждать ещё час, пошли по Фрунзе назад, в сторону железнодорожного, а за ним, и автовокзала. Мой спутник, Андрей Васильев, почувствовал, что трехчасовой автобус идет нам навстречу… Так оно и вышло. Спустя несколько минут мы благополучно встретились у ж/д вокзала, не веря своему счастью, запрыгнули в салон, и покатили в Севастополь.
 
Рисунок 21. Раффе. Улица Бахчисарая, 1837.
 
Опять мелькнули купола дюрбе, и далее пошла знакомая дорога по бахчисарайским и севастопольским селам. Есть все-таки, у всех путешествующих небесная защита…
 
Так завершилась наша вылазка «по закоулкам» Бахчисарая. Давно, казалось бы, известный Бахчисарай неожиданно приоткрыл нам  следы исчезнувшего города.
 
 
© АЛЕКСЕЙ ГОРДИЕНКО
© www.graal.org.ua
 
 
Ссылки по теме:
 
Суфизм в Крыму http://www.graal.org.ua/ru/2009-06-04-15-08-45/49-sufizm-1-
Восточные влияния в культуре Средневековой Таврики http://www.graal.org.ua/ru/2009-05-26-10-24-54/2009-06-01-08-31-22/7-vlijanija
 
От «Северной» - на север. Встреча с Бахчисараем.
 

Пока мартовское утро раздумывало, обрушиться ли на нас ливнем, или ещё подождать, мы добрались до севастопольской автостанции «Северная», и взяли два билета на север, - до Бахчисарая. «Мы» - это председатель  «Общества Св. Феодора Гавраса», севастопольский журналист и писатель Андрей Васильев, а также автор этих строк, историк и экскурсовод Алексей Гордиенко.

 
 

…Мелькнул многоводный в эту пору Бельбек, автобус стал неторопливо пробирался по окрестным селам, и у нас было время окончательно проснуться. Казалось бы, ну чего ещё желать от старого знакомого Бахчисарая? Ханский дворец (Хан-Сарай) с Фонтаном слёз и Соколиной башней, а затем Салачик, от которого дорога тянется вверх, мимо скального Успенского монастыря. «Бродилки» по пещерной «крепости драгоценностей» Кырк-Ор, более известной сегодня как Чуфут-Кале. Стандартная схема. Но нет, сегодня наша цель – знакомство с памятниками старого Бахчисарая, которые обычно остаются за пределами  летних экскурсионных вылазок.

 

Первое. Эски-дюрбе, т.е. старый мавзолей близ Ханского дворца. Настолько старый, что уже никто и не помнит, кто же там был погребен.

 

Второе. Дюрбе Диляры Бикеч – поэтический и архитектурный символ старого города.

Рядом – кладбище советских воинов, павших при освобождении Бахчисарая от немецких войск в апреле 1944-го.

 

Третье. Русская слободка – район современных улиц Пушкина и Базарной. Карта обещала нам в конце улицы Пушкина старое русское кладбище времён Крымской войны и армянский монастырь.

 

Четвертое. Несколько чудом сохранившихся дюрбе в районе Азиза Малик-Аштера (именно там был один из городских рынков, убранный после конфликта с татарской частью населения в 2006).

 

Тем временем наш неторопливый транспорт, добросовестно посетив все околосевастопольские и близбахчисарайские села, подкатил к автовокзалу Бахчисарая. Продолжительность поездки автостанция «Северная» - Бахчисарай - минут 70-80. Первым делом изучаем расписание на автовокзале, затем короткий перекур, и - прыжок в местное маршрутное такси № 1. Здесь нет слова «топик», и деньги за проезд – 2 гривны - платят сразу же, при входе. Обычно местный транспорт забит до безобразия, но сегодня нам везет – город выглядит полупустым, он ещё не успел проснуться от зимней межсезонной спячки. Поворот на улицу… конечно же, Ленина, ведущую ко дворцу, и далее – на Салачик, к чуфуткалинским предместьям. От поворота на Ленина начинается протяженное ущелье, спрятавшее часть старого города. Вот как описал в свое время эту улицу, «бахчисарайский Невский проспект», русский путешественник Евгений Марков:

 

«Вот и Бахчисарай!... лежит себе в лощинке, и ни гугу!... Это совершенно по-татарски. Татары такие большие охотники селиться вровень с землёю, чтобы кончика уха не было видно издали. Все их аулы по балкам, по ущельям. И сами дома вдобавок такие низенькие, словно к земле прилегли… Бахчисарай будто в яму насыпан… Им любуются издали, но, въехав в него раз, навсегда теряют охоту въезжать в него. Главная почтовая улица Бахчисарая, длиною версты две, тянется вдоль по скату горы, параллельно ущелью…».

 

Высаживаемся у Ханского дворца. Сегодня  идем мимо, наскоро осмотрев лоток с книгами, картами, сувенирами. Наше приобретение – карта Бахчисарая. Перейдя по каменному мостику несуществующую в этот день речку Чурюк-Су, тут же отворачиваем от дворцовых ворот налево. Пробираемся между «набережной» с одной стороны, и глухой стеной дворца с другой, и выходим на крошечный «пятачок». За нашими спинами остаются торчащие из-за дворцовой стены купола недавно восстановленных (в смысле интерьера, а не функции) бань Сары-Гюзель. Ну а нам,  – вперед, к Эски-дюрбе, по кривой улочке имени Зои Космодемьянской. Металлический купол Эски-дюрбе виден издали, и является хорошим ориентиром.

Bachchi1
Рисунок 1. Раффе Эски-Дюрбе, 1837
 

Ремарка по поводу улочек и их обитателей: почти полное видимое отсутствие людей, и, вместе с тем, огромное, по числу и звуку, количество собачек, собак и собачищ, обитающих в каждом дворе. Увы, по большинству улочек мы, скромные пилигримы, так и шли – шарахаясь от одной стенки к другой. Правда, был и свой плюс - отсутствие летней жары и духоты, что позволяло нам передвигаться, не особо утруждая себя.

 

Эски-Дюрбе.

 
 

Несколько минут быстрой ходьбы от дворца – и мы у Эски-дюрбе, Старого мавзолея, вросшего в землю между дворами частого сектора и фасадом школы № 2. Здание сохранилось на удивление хорошо, хотя ныне оно выглядит заброшенным, а на его крыше растут кустарники. Эски-дюрбе имеет свое лицо: это куб, к которому с востока пристроен дворик, имеющий в своих стенах только окна. Пристройка эта имела, по-видимому, как практическое (дабы не забредали куры и овцы), так и поминальное назначение. Вход в мавзолей украшен каменными розетками.

 
 
Bachchi2
Рисунок 2. Эски-дюрбе
 
 

Эски-дюрбе – единственное из 10 сохранившихся дюрбе Бахчисарая, которое построено из местного желтого камня, а не из белого известняка. О времени постройки дюрбе, его авторе, и его «обитателе», упокоившимся внутри, наверняка ничего не известно. Мавзолей настолько стар, что даже устная традиция не может ответить на эти вопросы. Предположительно время постройки Эски-дюрбе относят к началу XVI века, автором считают кого-то из местных армянских мастеров, ну а «обитателем» - богатого и знатного человека, условно называемого Дере-бей, т.е. «повелитель долины». Забавно смотрится этот осколок крымского прошлого вместе с припаркованной рядом иномаркой.

 
Bachchi3
Рисунок 3. Эски-дюрбе
 

Покидаем Эски-Дюрбе, спускаясь по улочке Комсомольцев подпольщиков. Слева остается храм Украинской Православной Церкви Московского патриархата, открытый в частном секторе, и действовавший ещё в советские времена.

 

Дюрбе Диляры Бикеч. Кладбище советских воинов, павших при освобождении Бахчисарая от немецких войск в апреле 1944-го.

 

Мы возвращаемся, но не ко главному входу дворца, а, огибая дворовый комплекс по переулку Историческому, к его западной окраине, дворцовым «задворкам». На улочке, примыкающей ко дворцу, мелькает надпись «Спасибо за чистоту!», под которой – куча мусора…

 

Не задерживаясь, идем вперед! Пожалуй, все путешественники, художники и поэты, посещавшие Крым в XVIII-XIX веках считали своим долгом хотя бы взглянуть на этот памятник. Сегодня же дюрбе обходят стороной большинство посетителей Бахчисарая: проход к нему с территории дворца закрыт, и чтобы найти объект необходимо обойти дворец по кривым бахчисарайским улочкам, на что, не имея плана местности, отважится не каждый. Дюрбе относится к 1764, а его «хозяйкой» считается Диляра Бикеч, любимая наложница грозного Крым-Гирей хана. Знаменитый «Сельсебиль» - Фонтан слез, стоял, скорее всего, именно здесь, и был перемещен на свое нынешнее место, во дворец, уже позднее. Здание дюрбе сохранилось хорошо, оно огорожено современной металлической оградой. Ограда -  не сплошная, и позволяет подойти к дюрбе вплотную, и даже заглянуть внутрь.

 

К дюрбе Диляры Бикеч примыкает угол старого советского кладбища. Здесь лежат солдаты, павшие при освобождении Бахчисарая от немецких войск в апреле 1944-го. На постаменте – танк-«малютка» Т-70. Этот легкий танк был произведен большой серией (большей серией чем он, производился только Т-34), но до наших дней сохранилось очень мало подобных машин.

 
Bachchi4
Рисунок 4. Кладбище воинов-освободителей.

 

Bachchi5

Рисунок 5. Дюрбе Диляры Бикеч, вид изнутри.

 

 

 
Bachchi6
 
Рисунок 6. Пассек. Памятник Диляре, или Марии, 1836.
 
Bachchi7
 
Рисунок 7. Дюрбе Диляры Бикеч, современный вид снаружи.
 
 

Поход в Русскую слободку. Старое православное кладбище и остатки армянского храма.

 

После короткой паузы мы возвращаемся на ул. Ленина и, окинув прощальным взглядом фасад дворца, двигаемся по этой «магистрали» к памятнику Пушкину. Александр Сергеевич  - хорошая примета для нас, - ведь сразу за его спиной начинается неожиданно длинная улица Пушкинская, сердце Русской слободки Бахчисарая. Здесь до 1783 проживало христианское армянское и греческое население многонационального города, а после 1783 – здесь же формировался русский квартал. Проходим старое красивое здание, в начале ХХ века принадлежавшее «отцу города» купцу-греку Пачаджи, а ныне являющееся ЗАГСом.

 

От него и начинает закручиваться вправо и наверх Пушкинская улочка. Пыхтим по ней метров триста; заборы, собаки, редкие прохожие. Минут через десять мы упираемся в арочные ворота старого православного кладбища времен Крымской войны. Железная кованая решетка «гостеприимно» распахнута. На густом зеленом ковре разбросаны то там, то сям замшелые известняковые плиты с полустертыми надписями.  Здесь покоятся православные - как жители слободки (армяне и греки), так и солдаты и офицеры русской армии. Ведь в годы Крымской войны и Успенский монастырь, и Ханский дворец были обращены в военные госпитали. Бахчисарай (как и многие другие города Империи), принимал тысячи раненых и умирающих защитников Севастополя. Многие из них свой последний приют находили здесь…

 
 

Не торопясь, разглядывая полустертые временем надписи, проходим в дальний угол кладбища, к часовне. Некоторые надгробия привлекают наше общее внимание. Например, надгробие девицы Василисы Мачикати, умершей 18-ти лет от роду, украшенное каменным рельефом в виде креста и чаши. В русскую геральдику чаша попала из религиозного обихода, где она имел значение сосуда для жертвоприношения и символизировала жертвенник или гроб. Изображение чаши постепенно стало знаком памяти потомков об умерших.

 
Bachchi8
Рисунок 8. Надгробие Василисы Мачитаки, 19 век.
 

Внимание также привлекали надгробия в виде стоящих вертикально каменных крестов. Почти все надписи начинались словами «Здесь покоится….». Некоторые надписи были выполнены на греческом языке.

 
 

В дальнем углу кладбища – часовня Михаила Архангела. По общей форме она слегка, отдаленно, напоминает Свято-Никольский храм на Братском кладбище на Северной стороне Севастополя, хотя, конечно, сама часовня намного скромнее и проще. Это – часовня-памятник. В её стену вмурована плита с надписью «В память защитникам Севастопольской обороны 1854-1855». Построена часовня была, видимо, после Крымской войны, возможно, к её 50-летнему юбилею (1905), который праздновался, в том числе и архитектурно, широко и с размахом.

 
Bachchi9
Рисунок 9. Часовня Архангела Михаила.
 

Руины армянского храма (возможно, армянского монастыря) – прямо рядом с заброшенным кладбищем. Честно говоря, ожидалось что-то наподобие Сруб-Хача, но… мы увидели, конечно, не сам храм, а его остатки остатков. «Памятник представляет собой прямоугольник 11,84 на 9,02 м, в юго-восточной части которого находятся три глыбы известняка с заметными следами вырубок», - сообщает научная публикация. Когда-то в Бахчисарае  была заметная армянская община - 300 семей, но она резко уменьшилась в 1778, после выселения христиан из Крыма (армян – в Ростов-на-Дону), угасая окончательно в течении всего XIX века. Вероятно, тогда же, во второй четверти XIX века, обрушились скальные глыбы храма, лежащие теперь внизу. Восстанавливать же храм было уже некому.

 
Bachchi10
Рисунок 10. Армянский «монастырь»
 
 

Наше общее внимание приковал к себе своебразный лапидарий в расчищенной алтарной части, куда зачем-то были собраны отдельные каменные плиты с крестами разной формы начертания. Рядом с ними – иновременные обломки гранита с частично сохранившейся армянской надписью.  Следы правильных, но неоконченных раскопочных работ, - заслуга недавних (1997-2004) экспедиций археолога В.А.Петровского, хотя методы его работы и интерпретация результатов этой работы подвергаются критике других специалистов (М.М.Чореф). Одно можно сказать наверняка – твердых, неоспоримых данных об истории этого места пока явно недостаточно.

 
Bachchi11
Рисунок 11. Армянская надпись.
 

Обед и отдых в «Алие».

 

После осмотра кладбища и монастыря мы той же улицей, но уже веселее, под горку, вернулись к «ленинской магистрали» Бахчисарая, к пушкинскому монументу, но тут нас с Андреем подстерег приступ голода. Пожалуй, во всем виновата 3-х километровая прогулка на свежем воздухе. Было решено устроить привал, пообедав в рядом стоящем кафе «Алие». Цены здесь относительно невысокие, обслуживают быстро, вежливо, точно. Обед на двоих обошелся в 95 гривен. Успели также заметить необычный факт высокой заполненности «Алие» - даже в марте, в межсезонье люди целенаправленно идут туда покушать, пообщаться, отдохнуть. Обед занял час, и восстановил наши силы для продолжения путешествия – к Азизу Малик-Аштера.

 

Эски-Юрт. Азиз Малик-Аштера.

 

От кафе «Алие» мы продолжили наше движение по той же улице Ленина, вплоть до памятника татарскому просветителю Исмаилу Гаспринскому. Сразу от памятника – уходим влево, на улочку Серова. Слева остается городское кладбище (ну, день сегодня такой, кладбищенский!), справа – мелькает стадион «Дружба». Улица Серова -  это частный сектор, с грязными лужами и громкими бахчисарайскими собаками. Но зато она кратчайшим путем выводит нас минут через 10 прямо на улицу Фрунзе, центровую в новом городе. Под асфальтом современных улиц – Эски-Юрт, Старый город. Найти несколько дюрбе Азиза относительно просто - все они расположены в одном квадрате бывшего Эски-Юрта, на небольшом расстоянии друг от друга. Но, разглядывая современный город из окна автобуса, догадаться об их существовании весьма затруднительно.

 
Bachchi12
Рисунок 12. Азиз, схема из книги Е.В. Крикуна «Архитектурные памятники Крыма»
 

При выходе на Фрунзе необходимо, не переходя её, повернуть налево (лицом в сторону Севастополя, спиной – к бахчисарайскому железнодорожному вокзалу). На пересечении улицы Фрунзе и улочки Гризодубовой -  первое, самое маленькое, и видимо, самое древнее дюрбе – мавзолей Бей-Юде-Султан, дочери Аджаган-бея. Оно расположено в огороде, во дворе частного дома, проход к нему невозможен. При этом дюрбе хорошо просматривается с дороги, что позволяет его сфотографировать. Отличительная черта этого дюрбе – круглый каменный купол. Мавзолей для Бей-Юде-султан соорудил её сын – Мухаммед-шах-бей. Время постройки – вероятно, начало XVI века.

 
Bachchi13
Рисунок 13. Мавзолей Бей-Юде-Султан во дворе частного домовладения.
 

Двигаемся дальше, чуть выше по Фрунзе (лицом в сторону Севастополя), и вскоре переходим улицу, напротив магазина «Торговый центр». Нам нужна улочка Буденного, идущая от Фрунзе, между «Торговым центром» и хлебным магазином (кажется, на нем надпись «Лаваш»). Именно здесь, в этом квадрате, и находился зиярет (место почитания) Азиза (мусульманского святого) Малик-Аштера. Центром зиярета был суфийский монастырь – текие, от которого ныне не осталось и следа. Единственное, что напоминает о прошлом – три дюрбе разной формы и сохранности, и один мимбер (место для проповеди), который впрочем, называют и малым минаретом.

 

Сейчас, ранней весной, здесь полное запустение: вокруг лишь грязные лужи и лающие в огородах собаки. А всего несколько столетий назад это место выглядело совсем по-другому:  "Под тремя куполами, крытыми свинцом, лежат, навсегда умолкнув, шахиншахи-ханы. Каждый купол полон света, там есть искусно сделанные подвески и светильники. Каждый такой купол - как будто место сошествия света. Это купола, украшенные 100 видами светильников, курильниц для благовоний, золотых и серебряных подсвечников. Полные света усыпальницы стоят на разноцветных коврах, а вокруг они украшены прекрасными изречениями, написанными изысканным почерком. На местах счастливых голов некоторых падишахов прикреплены плюмажи из перьев журавля. При каждой из усыпальниц есть тюрбедары. Это место паломничества знати и простолюдинов. Все ханы и султаны, их жены и дочери приходят сюда, возжигают амбру и алоэ, происходит благородное чтение Корана в память усопших». (Эвлия Челеби «Книга путешествий, 1666 год).

 
Bachchi14
Рисунок 14. Гейсслер. Эски-Юрт, 1793.
 

Ближе и выше всех – «Мавзолей трех ханов», который еще называют дюрбе Мухаммеда II Гирея. Здесь (как и на ханском кладбище во дворике Бахчисарайского дворца) также хоронили ханов. Чаще всего называют имена трех ханов - отца, сына и внука: Мухаммеда II Гирея, Саадета II Гирея и Мухаммеда III Гирея. Все они в свое время (вторая половина XVI – начало XVII вв.) правили, все трое были изгнаны из Крыма, умерли на чужбине и были привезены в Крым  для погребения.

 
Bachchi15
Рисунок 15. Мавзолей «Трех ханов».
 
 

Напротив «Мавзолея трех ханов» – стена бывшего городского рынка, перенесенного после конфликта с татарским населением в 2006. Дело в том, что территория рынка  захватила ещё одно дюрбе – Ахмед-бея, что и вызвало протесты татар. Пройти к этому дюрбе можно через узкую щель в заборе, перед которой надпись красной краской «Вход». Дюрбе Ахмед бея отличается простотой геометрических и строгостью геометрических форм – это четырехгранный куб, на вершину которого поставлен восьмигранный каменный барабан. Восьмигранник покрыт современной железной крышей.

 
Bachchi16
Рисунок 16. Дюрбе Ахмед-бея.
 
 

Отличительная черта дюрбе Ахмед-бея – вмурованная (в перевернутом виде) в одну из стен плита с арабской надписью. Рядом с удивлением находим еще одну плиту – явно вторичного использования и армянского происхождения. Само название этого дюрбе  - условно: при раскопках у его стен найдена плита с именем Ахмед-бея, тогда как сам он вполне мог упокоиться совсем в другом месте.

 
Bachchi17
Рисунок 17. Армянская плита в дюбре Ахмед-бея
 

Там же, у входа на рынок, в закутке стен спрятан небольшой мимбер с 11 ведущими вверх каменными ступенями. Считается, что это – кафедра проповедника, либо даже малый минарет, принадлежавший некогда несохранившейся мечети дервишей. Один Аллах ведает, каким чудом уцелела эта миниатюрная постройка XVI-XVII вв.

 
Bachchi18
Рисунок 18. Малый минарет, современный вид.
 
Bachchi19
 
Рисунок 19. Малый минарет и мечеть, начало 20 века.
 

Чуть поодаль, в частном секторе, мы находим ещё один мавзолей – дюрбе Мехмед-бея. Это каменный восьмигранник с металлической крышей. Дюрбе находится в частном секторе, и ограждено металлической сеткой. Сфотографировать его возможно, подойти вплотную – нет.

 
Bachchi20
Рисунок 20. Дюрбе Мехмед-бея
 

Возвращение в Севастополь.

 

Весь район Азиза Малик-Аштера мы осмотрели относительно быстро. Насыщенная программа подошла к своему завершению. Пора и в Севастополь. На трехчасовой автобус мы уже не успевали, и, смирившись с перспективой ждать ещё час, пошли по Фрунзе назад, в сторону железнодорожного, а за ним, и автовокзала. Мой спутник, Андрей Васильев, почувствовал, что трехчасовой автобус идет нам навстречу… Так оно и вышло. Спустя несколько минут мы благополучно встретились у ж/д вокзала, не веря своему счастью, запрыгнули в салон, и покатили в Севастополь.

 
Bachchi21
Рисунок 21. Раффе. Улица Бахчисарая, 1837.
 

Опять мелькнули купола дюрбе, и далее пошла знакомая дорога по бахчисарайским и севастопольским селам. Есть все-таки, у всех путешествующих небесная защита…

 

Так завершилась наша вылазка «по закоулкам» Бахчисарая. Давно, казалось бы, известный Бахчисарай неожиданно приоткрыл нам  следы исчезнувшего города.

 
 

© АЛЕКСЕЙ ГОРДИЕНКО
© www.graal.org.ua

 
 
Ссылки по теме:
 

Комментарии

Комментарии
Добавить новый
+/-
Оставить комментарий
Имя:
Email:
 
Веб-сайт:
Тема:
UBB-Код:
[b] [i] [u] [url] [quote] [code] [img] 
 
 
:D:):(:0:shock::confused:8):lol::x:P:oops::cry:
:evil::twisted::roll::wink::!::?::idea::arrow:
 
Пожалуйста, введите проверочный код, который Вы видите на картинке.
Русская редакция: www.freedom-ru.net & www.joobb.ru

3.26 Copyright (C) 2008 Compojoom.com / Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."

AddThis Social Bookmark Button

orellt

Календарь

2017
Май
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

А Н О Н С

ost111

Эзотерические экскурсии и
туры с тренингами от автора книги
«В погоне за Шамбалой»,
гида-переводчика,
экскурсовода
Андрея Осташко