gavrasRT

English (United Kingdom)Russian (CIS)

mesoeurazia little banner 02a

Каким должен быть герб Крыма?
 
Княжество Феодоро

580 лет походу Карло Ломеллини против княжества Феодоро

chem11580 лет назад Крымский полуостров оказался в центре европейской политики. В октябре 1433 года знатный генуэзский рыцарь Карло Ломеллини был выбран предводителем армии, которая отправлялась на завоевание крымской Готии. Основные события экспедиции, включая трагическую развязку, пришлись на лето следующего, 1434 года.

Предпосылки конфликта

После того как в 1204 году армия участников четвертого крестового похода, взяв штурмом Константинополь, уничтожила древнюю Византийскую империю, в Черное море все активнее стали проникать итальянцы. Жители православных городов Таврики, потерявшей традиционные политические связи с Константинополем и разграбленной монголо-татарами, не могли оказать успшеного сопротивления захватчикам с Запада.

В годы правления золотоордынского хана Менгу-Тимура  (1266—1282) генуэзские колонизаторы получили разрешение создать торговое поселение в Каффе на месте старого аланского города Ардабда. Опираясь на этот важный торговый форпост, Генуя проводила политику, направленную на достижение торговой в монополии в Причерноморье. Византийский император Иоанн Кантакузин охарактеризовал цель этой политики следующим образом: "задумали они немало, они желали властвовать на море (Черном) и не допускать византийцев плавать на кораблях как будто море принадлежало только им".

Византийские авторы XIV века определяют действия итальянских торгашей глаголом «хватать». Зоркие хищники, наблюдавшие за ситуацией в Черном море с башен крымской Кафы и константинопольской Галаты, не останавливались ни перед чем, если у них была возможность прибрать к рукам тот или иной лакомый кусок.

В 40-х годах XIV века каффинцы отняли «без сопротивления у гордых, беспечных и несогласных между собою» (1) греческих князей важный порт Сюмболон-Чембало (ныне часть Севастополя - Балаклава). На другом конце полуострова важным опорным пунктом для генуэзцев стал порт Воспоро (Керчь), где генуэзский консул сменил местного аланского архонта. В 1365 году они захватали ослабленную татарскими набегами и внутренними раздорами Сугдею (Судак). В 1380-87 гг. добились от татар передачи им Приморской Готии – территории Южнобережья от Фороса до Алушты.

Но в начале XV столетия у генуэзцев в Таврике появился опасный соперник – православное княжество Феодоро с центром на плато Мангуп. Его правитель Алексей, породнившийся с византийскими императорскими династиями Комнинов и Палеологов, считал себя законным наследником всех бывших владений Византии на полуострове, что отразилось в принятии им греческого титула «ауфента (владетеля) Феодоро и Поморья».  

chem1

Южный Крым в XV веке. Источник карты: Гайворонский О. - Повелители двух материков. Т. 1


Чембало – яблоко раздора

Совершенно особое место в генуэзской колониальной империи в Северном Причерноморье занимала крепость Чембало. Балаклавская «гавань Символов» (отсюда искаженное итальянское «Чембало»), надежно защищенная от штормов и скрытая со стороны моря прибрежными скалами,  с древних времен была известна как одна из самых удобных бухт в Крыму. Неудивительно, что она привлекла внимание генуэзских купцов, стремившихся реализовать свою программу установления торговой монополии в Черном море. О том, какую роль придавали ей в Каффе, свидетельствует один из генуэзских архивных документов, где Чембало названо «главой всей Готии» (caput totius Gothie) (2).

После того как татары в 1345 году уничтожили временные укрепления крепости, состоявшие из рва, земляного вала и деревянного палисада, генуэзцы приступили к строительству более капитальных укреплений. Во второй половине XIV века они проводили здесь активные фортификационные работы. На западной вершине горы Кастрон у самого входа в бухту была построена цитадель города Чембало, состоящая из четырех башен. Одну из них освятили во имя св. Николая, и называние «замка святого Николая» нередко встречается в документах из генуэзских архивов.

Положение цитадели позволяло контролировать вход в бухту, однако на случай нападения со стороны суши город был слабо защищен. Поэтому в 1422 году феодориты легко выбили генуэзцев из Чембало. И хотя уже в следующем году, отправленный из Каффы отряд, вернул город обратно, генуэзская администрация в срочном порядке начала постройку нового пояса оборонительных сооружений, защищавшей город с востока, откуда предполагалось нападение князя Алексея. Протяженность новой восточной линии обороны составила 245 метров, она была укреплена пятью башнями, руины которых сохранились до наших дней (3).

chem2

Чембало. Источник картинки. Справа видна крепость св. Николая. Слева – более поздняя восточная линия обороны.


Захват феодоритами Чембало

Однако мощные стены – хотя и важный фактор в обороне любого города, но все же не единственный. В этом всего через несколько лет после первой войны с феодоритами смогла убедиться администрация генуэзских колоний в Черном море.

 chem3

Балаклава в 1820-х гг. Рис. из кн.: James Webster. Travels through the Crimea, Turkey, and Egypt

Большинство населения Чембало - а оно оценивается в 1000-1400 человек  (4) - составляли православные греки, которых католики-генуэзцы третировали как людей второго сорта. Неудивительно, что их симпатии были полностью на стороне единоверцев из княжества Феодоро.

Согласно Уставу генуэзских колоний 1449 года, генуэзский гарнизон Чембало составлял 40 «солдат стрелков хороших и надежных со своим оружием и двумя баллистами у каждого». Дополнительно в цитадели города, известной по генуэзских источникам как «замок Святого Николая», было размещено еще 9 солдат во главе с подкомендантом. К ним также стоит добавить полицейскую часть из пристава, трех его помощников и четырех конных наемников-оргузиев, набиравшихся из числа местного населения (5).

Учитывая такой баланс сил, неудивительно, что когда в феврале 1433 года в Чембало началось восстание против генуэзских колонизаторов, поддержанное правителем Феодоро Алексеем, малочисленный генуэзский гарнизон не смог противостоять восставшим.

Захвату Чембало предшествовала дипломатическая переписка между консулом Каффы и правителем Феодоро Алексеем, который требовал передать ему прибрежную Готию и Чембало (6), а также контакты правителя Феодоро с извечными врагами генуэзцев – венецианцами, державшими его в курсе международной политической конъюнктуры (7).

Восстание произошло зимой 1432/1433 года (8). Поскольку генуэзцы могли оказать поддержку своей колонии главным образом по морю, время было выбрано весьма удачно – в штормовой сезон навигация у крымского побережья значительно затруднена и генуэзским кораблям трудно было вовремя прийти на помощь гарнизону крепости.

chem4

Балаклава. Карло Боссоли, ок. 1842.

Как свидетельствует о событии генуэзский хронист Иоанн Стелла: «Крепость Чембало…с помощью неких греков, жителей города этой крепости, после заговора передана была под власть некоего знатного человека греческого происхождения, который обычно называется государь де Лотодеро, и носит имя Алексей» (9).

Другие итальянские историки добавляют, что местные жители восстали против латинян с оружием в руках и прогнали из города генуэзцев. Не обошлось и без жесткостей. Согласно генуэзскому колониальному Уставу 1449 года шести жителям Чембало, которые защищали крепость и были ослеплены восставшими, полагалась пожизненная пенсия (10).


Попытка генуэзцев вернуть крепость

Генуэзцы не могли уступить феодоритам Чембало. Этот город с судостроительными верфями и  удобной гаванью, куда могли заходить корабли во время плавания вдоль северных берегов Черного моря, был важнейшим звеном в цепи укреплений генуэзской Газарии. С захватом Чембало присоединение феодоритами прибрежной Готии становилось вопросом времени.

Летом 1433 года из Галаты в направлении Крыма выплыл военный флот под командованием Барталомео ди Леванто. Галата – генуэзская крепость на Босфоре - была центром колониальной империи на Востоке. Она не раз с успехом бросала вызов императорам обедневшей и разорванной на части врагами Византии. Но феодоритский гарнизон Чембало и местные жители оказали столь ожесточенное сопротивление, что генуэзцам пришлось отступить (11).

 

Экспедиция Карло Ломеллини

В октябре 1433 года в Генуе под торжественный звон колоколов и ликующие возгласы толпы командиром флотилии, снаряженной для карательного рейда в Таврику, был избран выходец из аристократической семьи Карло Ломеллини.

chem5

Набор кондотьеров, середина XV века. Источник: Osprey.

Хотя Генуя после неудачной войны с Венецией была сильно истощена, ее власти взяли в Банке Святого Георгия ссуду для снаряжения кораблей и вербовку наемников. По некоторым оценкам, только жалование последним составило около 6 миллионов аспров (12).  Флот был готов к началу марта 1434 года. Он состоял из 10 галер, 9 галей и 1 галиота, к которым позже присоединился еще один галиот. Эскадра подняла якорь в Генеуе и направилась к Хиосу. Здесь продолжилась вербовка морских и сухопутных команд. Общая численность экспедиционного корпуса составила более 8 000 наемников и матросов – внушительная по тем временам сила. 31 мая генуэзская эскадра вошла в воды Черного моря.

chem6

Вид на гору Кастрон с моря. Фото: Андрей Васильев, 2007.


Осада Чембало

4 июня 1434 года жители Чембало увидели генуэзские корабли один за другим бросавшие свои якоря на внешнем рейде Балаклавы. Вход в узкую бухту, преграждала заградительная цепь. На следующий день, 5 июня, едва рассвело, корабли спустили на воду шлюпки, которые направились к входу в бухту с целью разрубить цепь. Защитники Чембало пытались помешать этому, обстреливая нападавших из крепости. Завязался жестокий бой – генуэзцев поддержали корабли эскадры и им, в конце концов, удалось выполнить поставленную задачу.

 «Вслед за этим натянут был конец (цепи) ко входу в гавань, и корабли, один за другим, стянувшись до самого порта с большими и многими орудиями и машинами, заняли в тот же день каждый свое место», - писал участник событий (13).

chem7

 Балаклава, литография времен Крымской войны.

chem8
Балаклава, литография времен Крымской войны. Высыдка союзников в Балаклаве напоминает высадку войск К. Ломеллино

На следующее утро солдаты сошли с кораблей и попробовали овладеть крепостью штурмом. В результате жестокого сражения погибло много людей, однако взять Чембало генуэзцам так и не удалось. Тогда 7 июня, в понедельник, они сняли с кораблей орудия, и батарея начала артиллерийский обстрел. Построенные генуэзскими фортификаторами укрепления не были рассчитаны на применение артиллерии, поэтому в тот же день одна из башен (вероятно, башня Барнабо Грилло) была разрушена, равно как и примыкающий к ней участок стены.

chem9

Башня Барнабо Грилло (внизу), фото начала XX века.

После артиллерийского обстрела, длившегося весь понедельник, утром следующего дня генуэзцы, чье численное преимущество было подавляющим, вновь пошли на штурм. Боевой дух защитников к этому моменту был сильно подорван. В ходе утреннего штурма осаждавшим удалось захватить главные ворота, прилегавший к которым участок стены был разрушен огнем из пушек днем ранее. Около 70 защитников во главе с сыном князя Алексея смогли укрыться в крепости Святого Николая. Однако все резервы к сопротивлению были исчерпаны. Наемники Ломеллини быстро овладели и этим рубежом обороны. В городе началась страшная резня, пощаду получил лишь сын князя и несколько его приближенных. Их отвели на галеры и заковали в цепи.

 

Победа над Каламитой и Готией

После захвата и разграбления Чембало Карло Ломеллини разделил свою армию на две части. Корабли, снявшись якоря, отправились морем к Каламите (Инкерман), тогда как другой отряд пошел по сухопутной дороге.

chem10

Устье реки Черной и крепость Каламита. Карло Боссоли, ок. 1842.

«Девятого июня галеры вышли из бухты и высадили пехоту около Каламиты, - пишет участник событий, - требуя от жителей этой местности сдаться. Эти ответили, что если будет им дана пощада со всем их имуществом, то на другой день вечером они сдадутся. 10 июня утром многие из оставшихся в Чембало солдат отправились сухопутным путем в Каламиту, но, заметив, что никто из осажденных не показывается, солдаты образовали ряды и приблизились к Каламите с лестницами и прочими снарядами. Не встретив однако никакого сопротивления, солдаты вошли в местность и увидели, что все жители убежали, унеся с собою все свое имущество. Тогда солдаты предали огню все дома. Все сгорело. От Каламиты остались одни торчащие стены, и солдаты вернулись обратно в Чембало» (14).

chem11

Крепость Каламита. Фото: Андрей Васильев, 2007.

Далее, сухопутная армия, поддержанная флотом со стороны моря,  прошлась огнем и мечом по побережью Готии (reviera di Guttia), «грабя все, что попадалось на пути и требуя от жителей полной покорности генуэзцам». В письме, которое отправил командующий Карло Ломеллини своему племяннику Маттео, среди разграбленных городов отмечен населенный пункт Брозони (Brozoni), возможно Херсонес (на средневековых картах: Zurzonda, Girizonda).

 

Поход на Солхат

Уже 12 июня сам Карло Ломеллини и большая часть войска находилась в Каффе. В этот день состоялся военный совет с участием представителей местной администрации. О подробностях этого судьбоносного для генуэзской армии заседания мы знаем из письма Никола де Порта к Маттео Ломеллини. На совещании был озвучен план похода против Солхата – богатого торгового города, который принадлежал хану Хаджи Гераю (ныне Старый Крым).

chem12

Каффа. Фото: Андрей Васильев, 2008.

Главными подстрекателями к войне с Крымским ханством были каффинские власти, полагавшие, что настал удачный момент, чтобы расправиться с ненавистным ханом, известным своей антигенуэзской политикой и союзными отношениями с господами Феодоро. В свою очередь командиры кораблей и военные советники высказались против этой авантюры. Тем более, что, по словам Никола де Порта, Хаджи Герай хотел пойти на уступки и отправил в Каффу посольство с предложением заключения мира на выгодных для генуэзцев условиях. Однако под давлением горожан Ломеллини согласился принять участие в походе на Солхат.

chem13

Крепость в Феодосии. Германия. 1824. Кюгелъхен Карл Фердинанд.

14 июня у главных ворот латинского бурга Каффы Карло Ломеллини произвел военный смотр своей армии, а утром 22 июня итальянские наемники и примкнувший к ним отряд каффинцев, численностью около 2000 человек, выстроились в боевой порядок и двинулись на Солхат. Общая численность армии, выступившей из Каффы, по разным оценкам составляла 8 000 -10 000 человек.

chem14

Подготовка генуэзских павесариев. Источник: Osprey.

Когда около 9 утра Карло Ломеллини в окружении 60 всадников выезжал из городских ворот, произошел непредвиденный инцидент – знаменосец, несший штандарт генуэзской республики (червонный крест на серебряном поле) сломал древко об арку ворот. Несмотря на этот дурной знак, войско было воодушевленно надеждой на богатую добычу и приветствовало Ломеллини радостными криками: «Вперед!».

chem15

Итальянский военачальник – кондотьер в парадном вооружении, середина XV века. Источник: Всадники войны. Кавалерия Европы, Санкт-Петербург, 2005.

Произошедшая затем катастрофа, видимо, в первую очередь объясняется традиционным презрением западных вояк к восточным «варварам», равно как и грубейшими просчетами самого Ломеллини и его штаба. Из-за июньского зноя солдаты положили свои доспехи, мечи и самострелы на повозки, число которых превышало 600. «Все шли налегке, как бы на какой-нибудь праздник», - пишет участник событий, недвусмысленно давая понять, что генуэзцы готовились не к военным действиям, а к грабежу мирного населения Солхата. Нетрудно представлять, что многотысячная колонна с таким большим обозом должна была растянуться по дороге из Каффы в Солхат на несколько километров.

chem16

Колонна кондотьеров на марше. Источник: Osprey.

Когда авангард, состоявший из судовых офицеров и другого начальства,  достиг местности Кастадзон в пяти милах от Солхата, генуэзцы увидели на вершине холма несколько всадников-татар, пускающих в них стрелы. Конные офицеры и командиры наемников при виде татар рассыпались в разные стороны. Некоторые, будучи без оружия, спешились и бросились бежать в сторону обоза.

«Войско, которое шло по дороге, не отдавая себя отчета в том, что происходило, вообразило, что имеет пред собой громадное число неприятеля. Не заботясь о том, чтобы взять с повозок оружие и самострелы, первые ряды тоже побежали в беспорядке»(15), - писал очевидец.  

К моменту, когда появились основные силы татар (около 5000) генуэзцы уже в панике бежали, побросав вооружение. Вряд ли стоит называть произошедшее в дальнейшем «сражением». Конные татарские отряды преследовали бегущих в панике безоружных генуэзцев и рубили их саблями. Бойня продолжалась около пяти часов, и если бы не наступила ночь, количество жертв могло бы быть еще больше. Некоторым удалось достичь Каффы и скрыться там, другие прятались среди трупов, притворяясь мертвыми. Армия Ломеллини потеряла только убитыми около 2000 человек, т.е. 20-25% личного состава. С наступлением ночи татары прекратили преследование, собрали обоз и отправились в Солхат, где устроили большой праздник. Благодаря этому, многие прятавшиеся среди мертвых солдаты Ломмелини, смогли вернуться в город, из ворот которого они столь самоуверенно отправились грабить Солхат лишь несколько часов назад.

На следующий день воины Хаджи Герая вернулись на поле боя и принялись отрубать головы убитых. По примеру Тамерлана их сложили в две высокие пирамиды в качестве зловещего предупреждения жителям Каффы.


Итоги войны

Деморализованная армия Ломеллини вновь оказалась в Каффе. Многие были ранены и потеряли свое оружие. Типичную судьбу одного из участников грабительского похода на Солхат, позволяет проследить недавно опубликованный документ из секретного генуэзского архива:  

«Антонио вернулся недавно из Каффы неимущим (pauper et inops). Он отправлялся туда ранее с флотом Карло Ломеллини. В битве у Солхата лишился всего состояния и доспехов, едва спася свою жизнь. Прибыл в Геную тяжело больным и собирался там жить трудом переписывания книг» (16).

Капитан Ломеллини, которого итальянские историки справедливо считают главным виновником катастрофы, некоторое время оставался в Каффе и вел переговоры о выкупе пленных. Но таких оказалось немного  - всего 25 человек. За них была заплачена немалая сумма в 50 000 аспров.  Сам же Ломеллини во всем обвинил своих солдат:

«Наши же, которые подобно мужчинам действуют против греков, как женщины действуют против татар, сами по себе показывают спины, и бесполезно опираться на них при угрозе для нас, ибо недопустимо, чтобы [войска] сами по себе, без вражеского нападения, предпринимали бегство», - оправдывался он перед своим племянником  Маттео (17).

Как следует из письма, командующий экспедиционных корпусом, опасался,  что князь Алексей, воспользовавшись разгромом его армии, совершит еще одну попытку захватить Чембало и был готов повторно выступить в поход для защиты этого важной прибрежной крепости. 7 июля у стен Чембало появился отряд из 200 татарских всадников и потребовал сдачи города. Однако этот рейд, скорее всего, имел характер военной демонстрации, так как ни один из участников событий не сообщает о том, чтобы вопрос о передаче Чембало крымскому хану серьезно обсуждался во время переговоров о перемирии. Когда стало понятно, что войска феодоритов не придут, было принято решение отправляться обратно в Геную.

Никола дель Порта,  другой корреспондент Маттео Ломеллини, сообщает, что каффинцы с мрачным чувством опустошенности и смятения проводили генуэзскую эскадру. «Когда Капитан (Карло Ломеллено – авт)  отсюда отступил в наших делах с этим императором (татарским ханом – авт) не сделалось никакого прядка», - с горечью пишет он (18).

chem17

 Феодосия. Константин Богаевский, 1930.

Правда, Хаджи Герай не смог в должной мере воспользоваться плодом военной победы, так как вскоре сам бежал в Литву, спасаясь от своего противника золотоордынского хана Улу-Мухаммеда. Но с возвращением в Таврику в начале 1440-х годов он доставил еще немало неприятностей каффинцам. Последние постоянно были вынуждены идти ему на уступки с ужасом вспоминая разгром экспедиционного корпуса Ломеллини.

Феодориты, лишившись своего союзника, продолжили борьбу против генуэзцев в одиночку. Из немногочисленных свидетельств известно, что капитаны некоторых генуэзских судов, в том числе оставшихся в Таврике от флота Ломеллини, в последующие годы совершали набеги «на территории князя Алексея», где захватывали добычу и пленных (19).  В Чембало периодически вспыхивали распри и беспорядки, однако, консулу Антонио Пино, назначенному в 1439 году, удалось добиться «примирения всех его жителей» (20).

Враждующие стороны заключили мир только  в 1441 году, когда, согласно генуэзским документам, «по случаю мира, заключенного с Алексеем», были освобождены пленники из Готии. Как полагают, среди них был и сын князя Алексея, взятый в плен при штурме Чембало (21). Условия мирного договора неизвестны, но, судя по всему, он закрепил довоенный «статус кво». Феодоритам так и не удалось захватить Чембало, но Каламита была возвращена князю Алексею. В последующие десятилетия, этот принадлежавший правителям Феодоро порт, стал одним из главных конкурентов генуэзской Каффы Причерноморской  торговле.

 

© Андрей Васильев.
© www.graal.org.ua

Примечания

  1. Описание Крыма (Tartariae Descriptio) Мартина Броневского // Записки Одесского общества истории и древностей. - Том VI. -  1867.  – с.344.
  2. Vasiliev A. Goths in Crimea. – Cambridge, 1936. - pp. 202, #6.
  3. Мыц В.Л. Каффа и Феодоро в XV веке: контакты и конфликты. - Симферополь, 2009. – с.91-110.
  4. А. Л. Пономарев. Население и территория генуэзской Каффы по данным бухгалтерской книги Массарии - казначейства за 1381-1382 гг// Причерноморье в средние века. - Выпуск 4. – с.392.
  5. Юргевич В. Устав для генуэзских колоний на Черном море, изданный в Генуе в 1449 г. //ЗООИД. – Одесса, 1863. - Т.5 – с.783-789
  6. Колли Л. Хаджи-Гирей хан и его политика по генуэзским источникам.//Известия Таврической учёной архивной комиссии (ИТУАК), 1913 г. -  № 50. – с.110.
  7. Мыц В.Л. Указ. соч . – с.156.
  8. Мыц В.Л. Указ. соч . – с.157.
  9. Байер Х.-Ф. История крымских готов как интерпретация Сказания Матфея о городе Феодоро.- Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2001г. – с.212.
  10. Юргевич В. Уаз. соч. - с.787.
  11. Vasiliev А. Op. cit.–  р. 208.
  12. Мыц В.Л. Указ. соч . – с.177.
  13. Колли Л. Указ. соч.  – с.117.
  14. Колли Л. Указ. соч.  – с.117.
  15. Колли Л. Указ. соч.  – с.119-120.
 16. Регесты документов фонда Diversorum Filze секретного архива Генуи, относящиеся к истории Причерноморья // Причерноморье в средние века, Вып. 3. М.-СПб. Алетейя. 1998  - с. 25.
  17. Agosto A. Due lettere inedite sugli eventi dei Cembalo e di Sorgati en Crimee nel 1434 // Atti della Societa Ligure di Storia Patria. -  Nuova serie. Vol 17 (91). -  Genova, - 1977.  –  р.515. Не очень точный русский перевод этого письма можно найти здесь.
  18. Agosto A. Due lettere inedite sugli eventi dei Cembalo e di Sorgati en Crimee nel 1434 // Atti della Societa Ligure di Storia Patria. -  Nuova serie. Vol 17 (91). -  Genova, - 1977.  –  р.516. Не очень точный русский перевод этого письма можно найти здесь.
  19. Карпов С.П. Указ. соч. -  с. 39-40.
  20. Там же. – с. 38-39.
  21. Vasiliev А. Op. cit.–  р. 210.

Комментарии

Комментарии
Добавить новый
+/-
Оставить комментарий
Имя:
Email:
 
Веб-сайт:
Тема:
UBB-Код:
[b] [i] [u] [url] [quote] [code] [img] 
 
 
:D:):(:0:shock::confused:8):lol::x:P:oops::cry:
:evil::twisted::roll::wink::!::?::idea::arrow:
 
Пожалуйста, введите проверочный код, который Вы видите на картинке.
Русская редакция: www.freedom-ru.net & www.joobb.ru

3.26 Copyright (C) 2008 Compojoom.com / Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."

AddThis Social Bookmark Button

orellt

Календарь

2017
Сентябрь
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

А Н О Н С

ost111

Эзотерические экскурсии и
туры с тренингами от автора книги
«В погоне за Шамбалой»,
гида-переводчика,
экскурсовода
Андрея Осташко